Adios, kid
Автор: Lamarre Dansel
Саммэри: пост- ДМК 3. Данте очень грустно и одиноко. На помощь приходит Неван...
Пары: Данте/Неван
От автора: Он чудесный мальчик. Очень красивый. Он, сам того не подозревая,подарил ей голос — подарил ей душу. Неван попробовала запеть, и арсеналнаполнился приятной негромкой музыкой. Теперь она может петь сама посебе. И будет петь для него так, как никогда не пела для его отца.
Он ее господин и повелитель. Когда он подрастет, он перестанет бояться. Он поймет, что она не желает ему зла.
И они сыграют лучший в мире дуэт.



Данте протер ладонью запотевшее зеркало в ванной и задумчиво уставился на свое отражение. Что? Это он – вот этот усталый осунувшийся парень с темными кругами под глазами? Сколько он уже не спал? Двое суток? Трое? Гораздо больше. Нормальный сон покинул его с тех самых пор, как над городом появилась Темен-ни-Гру и его проклятый братец со своим маниакальным желанием получить «силу Спарды». Великого Спарды. Легендарного Темного Рыцаря Спарды! Данте криво ухмыльнулся. Имя отца стало для него пустым звуком. Отец? Какой бред, у него нет отца. Нет, и не было.
Молодой полудемон взял расческу и аккуратно зачесал волосы назад. Теперь в зеркале отражался Вергилий. Данте фыркнул, взлохматил волосы, начесал пальцами челку на глаза и удовлетворенно вздохнул. Он совершенно не видел причин превращаться в полное подобие брата, вплоть до костюма и прически. Хотя — Данте признавал это — его собственный стиль стал более консервативным. Юный раздолбай остался там, на вершине башни, и вместо него появился совсем другой тип, некий Данте Спарда, охотник на демонов, круглый сирота, мать и брат которого погибли от рук демонов. Изменения приходили незаметно, и Данте сам себе удивлялся, когда приводил в порядок разгромленный офис или выбирал новую одежду. По крайней мере, этот субъект не выбрал себе другое имя.
Охотник подобрал с пола чистые носки, джинсы и начал одеваться (нижнее белье он не носил принципиально). В качестве завершающего штриха сунул ноги в свои убойные ботинки, подмигнул парню в зеркале и вышел из душевой.
Коллекция трофеев на стене обогатилась тремя новыми экспонатами, благодаря которым удалось привести офис в порядок. Данте по привычке пинком поставил стул на ножки, сел на него и закинул ноги на стол — четкие, доведенные до автоматизма движения. На столе, как всегда, коробка пиццы между телефоном и фотографией Евы в тяжелой рамке и старая кожаная перчатка, разрезанная на ладони.
Много раз он просыпался от кошмаров, с именем брата на губах и нестерпимо ноющей кистью. Эти сны не давали ему спать, и Данте вынужден был отказать себе в отдыхе, заменяя его декалитрами кофе и сигаретами. Неизвестно, сколько его организм мог выдержать такое, но пока полудемон развлекался тем, что представлял себя героем «Кошмара на улице Вязов». Тем не менее, он без лишней скромности был уверен, что Фредди не выстоял бы против него и двух раундов.
Данте лениво поглощал пиццу, подсознательно ожидая, что сейчас дверь распахнется, и появится лысый человек со шрамом на пол-лица и разноцветными глазами, мрачно зыркнет и скажет: «Ваш брат прислал вам приглашение. Прошу, примите его». Полудемон тяжело вздохнул. Он не хотел пережить все это заново, нет, нет, нет!
Он перепрыгнул через стол и решительно направился к арсеналу. В этой маленькой комнате жили его друзья, единственные во всем мире, друзья, которые никогда не бросят и не предадут. Не раз спасавший его жизнь Ребеллион. Эбони и Айвори — две половинки его души. Отцовский меч Предел Силы. Близнецы Агни и Рудра. Льдисто поблескивающий Цербер. И она, единственная леди в этой славной компании, сладкоголосая искусительница, чей поцелуй едва не отправил его на тот свет. Данте бережно взял гитару, погладил блестящий корпус, коснулся струн, и те нежно зазвенели. Словно вновь прозвучал бархатный голос: «Добро пожаловать, сэр. Вы здесь впервые, верно?»…
Она затрепетала, когда он прикоснулся к ней, вынес из комнаты и обнял, как возлюбленную. Он глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, и начал играть. Мелодия эхом отдавалась от высоких стен, и Данте играл, ласкал струны, не замечая ничего вокруг, поглощенный музыкой. Музыка подхватила его и понесла на своих волнах к каким-то неведомым вершинам. Измученная душа нашла возможность излить свою боль, свою тоску и бесконечное одиночество.
Он продолжал играть, не замечая, что струны режут ему пальцы, и алые капли падают на прекрасное тело Неван. Она пила его кровь, пила его боль и пела, пела для него завораживающую щемящую песню, плач дьявола по ушедшим в небытие. Ее песня была стоном боли, внезапно обернувшейся блаженством, всепоглощающей страстью, когда безумные слова срываются с пересохших губ, и завершилась восхитительным финалом, оборвалась в наивысшей точке экстаза, оставив обоих лежать без сил на полу. И к пению струн, голосу ее тела, впервые прибавился голос самой Неван, голос ее души. Неизвестно, есть ли у демонов душа, но одна из этого племени теперь обрела ее.
Данте лежал, обессиленный и опустошенный, словно после акта любви, продолжавшегося всю ночь. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась, волосы были влажными от пота. Струны Неван все еще тихо звенели, когда он поднялся на ноги и переложил ее с пола на диван.
Снова в душ, привести себя в порядок и хоть чуть-чуть восстановить силы, чтобы добраться до кровати. Нежась под теплым водопадом, Данте подумал, что сегодня его вряд ли побеспокоят кошмары. После ТАКОГО нельзя увидеть сны — скорее уж можно проспать всю ночь как бревно.
Ощущение холодного кафеля под босыми ногами временно отогнало сон. На сей раз Данте не стал утруждать себя и просто обернул полотенце вокруг бедер. Тот мальчик, что погиб на вершине Темен-ни-Гру, любил забираться в постель мокрым и досыхать под теплым одеялом. Господин Спарда тоже собирался так сделать.
Нежные руки с длинными коготками легли ему на плечи и скользнули вниз, нежно царапая спину.
— Это было великолепно, сладкий, — от звуков бархатного голоса по телу пробежали мурашки. Данте неторопливо обернулся. Алые глаза Неван светились довольным огнем, на губах играла довольная улыбка. Данте знал это выражение — так смотрела на него Леди после того, как он провел с ней ночь, так смотрели и другие, которые были потом. Данте удивленно приподнял бровь, делая вид, что не понимает, о чем речь. Демоница–суккуб негромко рассмеялась и нежно погладила его по щеке.
— Ты прекрасно играешь, милый. Даже твой отец не может сравниться с тобой.
— Правда? — в голосе Данте прозвучал тщательно дозированный сарказм. — Хоть в чем-то я превзошел своего легендарного папочку!
Она снова рассмеялась. Ее руки неторопливо скользили по его груди, вниз, по плоскому животу. Данте сглотнул, чувствуя как низ живота наливается приятной тяжестью… и перехватил Неван как раз в тот момент, когда она собиралась развязать полотенце.
— Не-а, — он погрозил ей пальцем. — Я хорошо помню, что было, когда ты поцеловала меня.
Да, такое не скоро забудешь! Хорошо, что он успел перейти в демоническую форму, иначе на истории младшего Спарды можно было бы ставить большой жирный крест. К его удивлению, Неван отошла на шаг назад и сложила руки на груди.
— Как пожелаешь, сладкий, — покладисто заявила демоница. Данте только сейчас заметил, что Неван на целую голову ниже него. Когда они сражались, она парила в воздухе, но из-за «юбки» из тумана и летучих мышей этого не было заметно.
— Неважно выглядишь, дорогой, — ему показалось, или в ее голосе звучало сочувствие? — Тебе нужно хорошо отдохнуть, — Неван решительно взяла его под руку и повела наверх, в спальню. Данте ничего другого не оставалось, кроме как послушаться.
С чего вдруг она стала такой заботливой?
В маленькой спальне было темно, но оба демона не нуждались в освещении. Неван разобрала постель и все-таки добралась до полотенца. Суккуб, что еще сказать!
— Твой отец был очень красивым дьяволом…
Когда она впервые сказала это, тогда, в ее покоях, он так забавно надул губки и отвернулся! И, так же, как тогда, Неван поспешила утешить его:
— Но ты тоже очень красив. Во многом, ты даже лучше…, — она кокетливо стрельнула глазками в сторону нежной белой шерстки внизу его живота. Данте скрипнул зубами. Ну почему она не осталась в обличье гитары?!
Неван молча наблюдала, как он ложится в постель и устраивается поуютней. Такой красивый мальчик. Милый маленький демоненок, к которому так хочется прикоснуться, попробовать его...
— Почему ты улыбаешься? — Данте приподнялся на локте и с интересом посмотрел на нее.
— Потому что я рада принадлежать тебе, сладкий, — Неван опустилась на край кровать, и полудемону вдруг показалось, что это вовсе не демоница-суккуб, а обычная смертная женщина. Женщина, которая пришла пожелать спокойной ночи своему ребенку.
Она погладила его волосы, нежно прикоснулась губами к щеке. Данте инстинктивно потянулся поцеловать ее в ответ, но демоница спокойно поднялась и величественно заскользила к двери.
— Ты не останешься?
— Ты хочешь, чтобы я осталась, милый? — Неван остановилась в дверях и бросила на Данте быстрый взгляд через плечо. — Боюсь, после сегодняшнего вечера я не смогу даже смотреть на мужчин… ближайшие пару недель.
Воздушный поцелуй для него, и она просто растворилась в темном коридоре. Данте свернулся клубком, как в те далекие времена, когда он был маленьким мальчиком и спал в обнимку с плюшевым Тигрой (в чем не признался бы сейчас даже под страхом смертной казни или принудительной кастрации). Усталость навалилась на него тяжелым пуховым одеялом, и впервые за много дней полудемон заснул. Ему снилось что-то светлое, но, к сожалению, он не запомнил, что именно.
В арсенале Неван заняла свое место. Агни и Рудра с любопытством смотрели на нее, но не осмеливались заговорить: поставленное Данте условие соблюдалось неукоснительно, особенно в его присутствие.
Он чудесный мальчик. Очень красивый. Он, сам того не подозревая, подарил ей голос — подарил ей душу. Неван попробовала запеть, и арсенал наполнился приятной негромкой музыкой. Теперь она может петь сама по себе. И будет петь для него так, как никогда не пела для его отца.
Храбрый и дерзкий, благородный и совсем неважно, что в нем нет этого джентльменского лоска, присущего Спарде и Вергилию. Он ее господин и повелитель. Когда он подрастет, он перестанет бояться. Он поймет, что она не желает ему зла.
И они сыграют лучший в мире дуэт.


@темы: Fanfiction